Сегодня: 17 октября 2018, Среда

Распад или национальный Ренессанс?

Опубликовано в НОВОСТИ

Страна миновала еще один крутой исторический поворот. Без потрясений. С верой в неизбежность позитивных изменений. С уверенностью, что «либеральный» эксперимент достиг «дна» и дальше последует подъем – к национальному суверенитету, экономическому расцвету, народному единству и благосостоянию. Программа реформ еще не приобрела «публичность», возможность поучаствовать в обсуждении перспектив «перемен» сохраняется. Предложенный председателем Саратовского регионального отделения Изборского клуба Дмитрием Федоровичем Аяцковым «мозговой штурм» грядущих изменений становится крайне актуальным. Обсуждением, возможно, главных на сегодня национальных проблем члены и эксперты Саратовского отделения Изборского клуба открывают цикл интервью, объединенных под одним названием: «Идеология «российского» пути на переломе: исторический опыт и политический вред от его забвения».

Александр Зуев, писатель, журналист, общественный деятель, ответственный секретарь Саратовского регионального отделения Изборского клуба: Обсудить национальный вопрос я предлагаю с профессиональным исследователем проблем межнациональных отношений в СССР профессором Анатолием Мякшевым.
Анатолий Мякшев, доктор исторических наук, профессор кафедры Отечественной истории и историографии Саратовского госуниверситета, заместитель председателя Саратовского регионального отделения Изборского клуба: Благодарю, Александр Пулатович, за возможность обсудить с Вами межнациональные отношения. На мой взгляд, давать какие-то рекомендации, даже обсуждать, эту наиболее сложную сферу общественных связей должны эксперты, имеющие опыт и знания данного предмета. Обратите внимание, как на американских телеканалах представляют экспертов, обязательно с указанием на его труды, чаще научные монографии. В этой связи хочу напомнить Вам, что изучением межнациональных отношений в СССР, прежде всего в послевоенный период, я начал заниматься в далеком 1983 г. в только что открывшейся в МГУ лаборатории по истории советского народа как новой исторической общности. Лабораторией руководил Александр Иванович Вдовин, один из наиболее видных российских историков, занимающихся национальной проблематикой. Я работал в центральных российских архивах: ГАРФ, РГАСПИ, РГАНИ, РГАЭ. Опубликовал две монографии: «Власть и национальный вопрос в СССР в 1945–1991 гг.» и «Межнациональные отношения в СССР в 1945–1985 гг.», а также учебник «Власть и национальный вопрос в новейшей истории России». Для Вас теория и практика межнациональных отношений, как я понимаю, также сфера профессиональной деятельности. Вы руководите Ассоциацией соотечественников, издаете журнал «Народы Саратовской области», реализуете исследовательский проект «Межнациональные отношения в муниципальных образованиях», снимаете фильмы о Донбассе. Уверен, что наш диалог будет интересен не только тем, кто профессионально исследует историю межнациональных отношений, но и кто принимает управленческие решения в этой области.
Александр Зуев: Согласен с Вами, Анатолий Павлович. На мой взгляд, власть и экспертное сообщество не в полной мере осознают тот уровень сложности, запутанности и непредсказуемости этого сегмента общественных отношений. Никто не сомневается, что распад единого СССР – это трагедия, беда, катастрофа, которую можно и нужно было предотвратить, но упорно пытаются не замечать, что «российское здание» построено по «советскому лекалу». Соответственно, все внутренние механизмы и детали этого «здания», давшие сбой и «взорвавшиеся» в 1991 г., остались прежними.
Анатолий Мякшев: Вы правы, Александр Пулатович. Увы, уроков из истории, как образования, так и крушения Советского Союза, мы не извлекли. Как замалчивали в советское время национальные проблемы, так и сегодня пытаемся подменить серьезный научный анализ межнациональных отношений ничем не подкрепленными рассуждениями о том, что механизм преодоления межнациональных противоречий в стране существует, а процесс формирования общероссийской гражданской нации чуть ли не завершен. То есть «советская гражданская нация», формировавшаяся 70 лет и прошедшая проверку на прочность в годы Великой Отечественной войны, распалась «закономерно», а российская нация, по сути, являющаяся «слепком» советской, обрела эту крепость и устойчивость за какой-то десяток лет? Для того чтобы Россия не повторила судьбу СССР, необходима новая национальная политика. И мировой опыт, события в Каталонии, Бельгии, Шотландии просто «вопиют»: там, где делается акцент на национально-особенном в ущерб государственному единству, везде раскол, дезинтеграция и распад. В значительной мере СССР погубил так называемый «двойной суверенитет», унаследованный и современной Россией.
Александр Зуев: Не соглашусь с Вами, наличие у этноса государственности в любой форме гарантирует сохранение ему идентичности.
Анатолий Мякшев: Распространенное мнение. Попробую его опровергнуть. Государственность нужна национальным элитам, она обеспечивает им беспрепятственный доступ к ресурсам, собственности и власти. Проблемы сохранения языка, культуры, традиций преемственности интересуют элиты в той мере, в которой они помогает решать вопросы преумножения их капиталов. Бизнес чужд по природе своей патриотизму. Национальное государство, впрочем, как и полиэтничное образование, олигархи и капитал используют исключительно в меркантильных интересах, оставляя заботы о сохранении и укреплении национальной идентичности творческому меньшинству этноса, коим чаще всего является патриотическая интеллигенция. В истории крайне редки случаи, когда интересы правящей элиты, творческого патриотического меньшинства и этноса совпадают. Но если они совпадают, то возникает колоссальная этническая энергия, рождающая новые исторические общности, оригинальные культуры и даже целые цивилизации-миры. В русской истории я нахожу два таких «цивилизационных озарения». Отечественная война 1812 г. породила великую русскую культуру XIX века, а Великая Отечественная война – советский «народ-космос». Увы, как только элитам становился такой «цивилизационный» союз ненужным, для их господства – даже опасным, первым делом разрушалось государство. Так было в 1917 г., так произошло в 1991 г.
Александр Зуев: Вы хотите сказать, что Российскую империю разрушили большевики?
Анатолий Мякшев: Россию в 1917 г. разрушали многие: англичане, немцы, «красные» и «белые» элиты… Достаточно напомнить, что Временное правительство фактически признало Центральную Раду, предоставило ей полную свободу действий, соглашаясь практически со всеми ее требованиями. Потребовала Центральная рада свою собственную армию, Керенский сразу же согласился. Генерал Корнилов практически реализовал это требование и разделил армию на «русскую» и «украинскую». Кстати, многие русские солдаты воспользовались этим шансом покинуть фронт. Записавшись в «украинцы», они с оружием в руках получали возможность вернуться в родные села, где сразу же включались в процесс дележа земли. Позже Петлюра вообще приватизирует два фронта, Юго-Западный и Румынский, «объединив» их в Украинский фронт.
Александр Зуев: Ну, так это же не большевики!
Анатолий Мякшев: Большевиков больше интересовала мировая революция, чем судьба народов Российской империи. Вообще-то после прямого предательства Троцкого, согласившегося на участие в переговорах в Брест-Литовске делегации само-провозглашенной Украинской народной республики (там уже находилась делегация от Советской Украины!), удалось 9 февраля 1918 г. подписать так называемый «украино-германский мир». А ведь этот мир позволил Центральной раде создать то огромное по территории, до самого Черного моря, государство, о котором она и мечтать не смела. Немцы помогли Раде даже территорию южной Белоруссии, Полесье, отторгнуть. Вот и появилась вместо четырех российских губерний: Киевской, Волынской, Подольской и Полтавской, «самостийная» Украина. А больше всех от создания такого «псевдоукраинского квазигосударства» выиграла Германия, оккупировавшая исконно русские земли Крыма, Новороссии, откуда потекло продовольствие, позволившее продержаться ей до ноября 1918 г. Неужели, кто-то может поверить в то, что «украинская» элита защи-щала интересы малороссов? Это был первый проект «Антироссия» на территории Российской империи. Порожденный предательством элит в интересах чужого государства. Рождение и реализация второго «украинского» проекта «Антироссия» полностью повторяет конструирование и функционирование первого. Предательство элит, внешнее американо-немецкое управление, русофобия как единственное средство нациестроительства…
Александр Зуев: Но ведь Вы не будете отрицать того факта, что большевики сумели собрать российские территории и этносы в могучее государство Советский Со-юз?
Анатолий Мякшев: Вы знаете, не буду отрицать. Собрали, но заложили мину замедленного действия, придумав механизм внутреннего деления страны по национально-территориальному принципу. Сталин, предлагавший взамен деления по национальным квартирам (в силу крайне сложного полиэтничного состава страны с самого начала становилось очевидным, что «квартиры» получат не все народы) «устроить» экономическое районирование, а дела национальные решать на принципах культурно-национальной автономии, потерпел поражение. Об этом известный российский историк Ю.Н. Жуков целую книгу написал. Кстати, обделенным оказался и русский этнос, ему как раз не отдельная, как белорусам и украинцам, «квартира» досталась, а «коммуналка», в которой русским своей комнаты не нашлось и пришлось им поселиться «чересполосно» с татарскими, башкирскими «комнатами». Да и эксплуатировали этнос беспощадно, превратив его, по сути, в строительный материал для новой общности – советский народ, Достаточно сказать, что представителям русской элиты не особо доверяли «поруководить» как Центром, так и якобы «страдающими от недостатка суверенитета» национальными республиками: генсеками становились чаще представители грузинского и украинского этносов, а в республиках русские могли рассчитывать максимум на роль второго секретаря национального ЦК. Но там, где удавалось «возглавить», чаще всего приходили успехи: Маршалом Победы стал Жуков, лучшую экономическую реформу провел Косыгин, а русского Гагарина в космос отправил русский Королев. А вот творческое меньшинство, которое ставило резонный вопрос о существовании специфического русского интереса, к примеру такого же, как казахского или армянского, беспощадно подавляли. Русистов Ю.В. Андропов считал самыми опасными врагами советского строя, более опасными, чем диссиденты-западники.
Александр Зуев: Получается, что распад СССР произошел в силу объективных, внутренних причин? Иерархическая федерация, разные государственные статусы народов, национально-территориальный принцип внутреннего деления?
Анатолий Мякшев: Лет 15-20 назад я бы счел список причин распада, приведенный Вами, исчерпывающим. Благодаря своим собственным архивным изысканиям, исследованиям А.И. Вдовина, С.В. Чешко, А.В. Островского и других историков и этнологов пришел к иным выводам и заключениям. Главной причиной распада советской державы явилось банальное предательство элит, как советской партгосноменклатуры, так и национальных элит титульных этносов союзных советских республик. Пожалуй, равнозначной причиной разрушения Союза стала целенаправленная деятельность коллективного Запада по устранению геополитического соперника. А вот большевистский механизм произвольного наделения отдельных этносов территориями, управленческими аппаратами, предприятиями, ресурсами выступил как форма, в которую был облечен распад.
Александр Зуев: Разве границы новых постсоветских государств не соответствуют исторически сложившимся границам этнических территорий?
Анатолий Мякшев: Само понятие «этническая территория» расплывчато, условно и неопределенно. Границы сегодняшних постсоветских государств были сконструированы большевиками, причем неоднократно пересматривались. К примеру, эстонцы до революции проживали в Эстляндской и Лифляндской губерниях, латыши вместе с немцами и русскими населяли Лифляндскую губернию. Латгалия, восточная часть сегодняшней Латвии, входила в Витебскую губернию. Межевание в Средней Азии большевики провели искусственно – обратите внимание на огромное количество прямых линий на карте этого огромного разноэтничного региона. А представьте себе на миг, что граница между РФ и Республикой Казахстан определялась бы, скажем, по границам 1924 г. В этом случае Оренбург оказывался бы в Казахстане, носил название Орынбор, а Россия лишилась бы одной из своих житниц. И проблематично было бы жителям Оренбуржья вернуться на свою историческую Родину, как это счастливо уда-лось крымчанам. Безрассудство и цинизм, с которыми происходило расчленение Со-ветского Союза национальными элитами, в мировой истории аналогов не знает. Еще более циничным выглядят утверждения о том, что процесс этот безвозвратный, чреватый чуть ли не гражданскими войнами. Но ведь возвращение Крыма как раз предотвратило кровопролитие на полуострове.
Александр Зуев: А если вспомнить, что у многих этносов, к примеру у украинцев и казахов, отсутствовали традиции государственности, соответственно, и никаких этнических границ до революции и большевистского национально-территориального межевания не существовало!
Анатолий Мякшев: Да, это отдельная и пока еще не до конца исследованная тема. Удивительно, как большевики в кратчайшие исторические сроки осуществили «нациестроительство»: практически своими руками создали национальные культуры, национальные элиты, национальные государства! И в благодарность за это «получили» такой жуткий политический этнонационализм, «похоронивший» самих «нациестроителей»…
Александр Зуев: Да, история и впрямь драматическая! Прямой вопрос: как Россия, сохранившая «советский» национально-территориальный принцип своей внутренней структуры, может избежать тех катаклизмов, которые привели к развалу СССР?
Анатолий Мякшев: Да, действительно, специфика советская сохранена в мельчайших деталях. Даже в продолжающейся политике игнорирования русских интересов. Ну вот объясните мне логично: почему татары и чеченцы могут иметь свои национальные республики, а русские – нет? Поэтому, прежде всего, следует осознать всю опасность консервации того механизма, который неизбежно ведет к дезинтеграции, в конечном счете, распаду. Ситуация, когда национальные элиты окрепнут настолько, чтобы заявить о ненужности для них центральной власти, вполне реальна в обозримой перспективе. Пример дагестанской элиты, по сути, отказавшейся подчиняться Кремлю, весьма показателен. Поэтому весь крен деятельности федеральной власти должен переместиться с национально-особенного на вектор единства.
Александр Зуев: Что для этого нужно сделать в первую очередь?
Анатолий Мякшев: Начать административную реформу. Вариантов множество, но все эти программы действий должны исходить из отказа от национально-территориального принципа внутрироссийского устройства. Предпочтительнее, на мой взгляд, смотрится вариант с образованием в Российской федерации порядка 40 территориальных краев, в которые могут быть включены административных области и национально-территориальные образования. К примеру, Саратовская, Волгоградская области и Калмыкия могут образовать Нижневолжский край. Процесс этот в России начинался с 2005 г. с объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в Пермский край. Потом появились новый Красноярский край, затем - Камчатский, Забайкальский края. Иркутская область, которая была в 2008 г. объединена с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом, но сохранила прежнее название, для чистоты эксперимента могла быть переименована в Приангарский край. Параллельно созданию краев, административная реформа смогла бы «высвободить» до трети управленческого аппарата на местах и позволила бы Президенту провести «кадровую» революцию.
Александр Зуев: Кто же будет в таком случае представлять и защищать интересы этносов?
Анатолий Мякшев: А тот, кто их и сейчас представляет и защищает: самодеятельные, самостоятельные национально-культурные автономии муниципального, регионального и федерального уровней. В этом случае и Совет Федерации Федерального Собрания РФ должен формироваться из представителей НКА и защищать, укреплять многоэтничное разнообразие России. Профессор МГУ А.И. Вдовин предлагал такую схему в своих работах 1990-х гг.
Александр Зуев: Но ведь тогда и русский этнос лишится перспективы быть «государственно оформленным»!
Анатолий Мякшев: Почему же. Отказ от национально-территориального принципа формирования Российского государства естественным путем придаст русскому этносу статус «государственно-образующего» народа. В более доступном смысле – «государство-объединяющего» народа.
Александр Зуев: Это, безусловно, приведет и к Конституционной реформе…
Анатолий Мякшев: Ничуть не сомневаюсь. Во-первых, Конституция не догма, должна отвечать новым вызовам. Во-вторых, вспомните, при каких обстоятельствах принималась последняя российская Конституция. Наспех, в условиях реально расколовшегося социума, но безраздельного овладевшего российским руководством либерального дискурса. В-третьих, представляется исторически своевременным и необходимым уточнение понятия «социального государства», согласно Конституции РФ, долженствующего обеспечить «достойную жизнь и свободное развитие человека».
Александр Зуев: Хочу Вас поблагодарить и выразить надежду быть услышанным.
Анатолий Мякшев: Благодарю Вас и выражаю надежду на грядущую «замену» патриотической риторики на «национально-патриотическую Реформацию» в нашей Отчизне.

Рейтинг@Mail.ru