Сегодня: 23 сентября 2018, Воскресенье

За что борется А.А. Проханов!

Опубликовано в НОВОСТИ

Александру Андреевичу Проханову – 80 лет! Безусловно, выдающаяся историческая роль А.А. Проханова заключается в успешной попытке объединения русских национально-патриотических государственнических интеллектуальных сил в России. 

Русское национальное движение было одним из двух основных, главных направлений диссидентства. В конце 1980-х гг., объединившись с партийно-советской и национально-республиканскими элитами, диссиденты-западники выступили одной из движущих сил Августовской революции, в результате которой Советский Союз прекратил свое существование, Россия превратилась в сырьевой придаток Запада, а русский народ потерпел этническую катастрофу.   Известные в прошлом диссиденты А.Д. Сахаров, С.А. Ковалев, Р.И. Пименов, М.М. Молоствов и другие были избраны народными депутатами. С.И. Ковалев в 1993–1996 гг. был членом Президентского совета, уполномоченным Государственной Думы по правам человека. Идеология западнического направления диссидентства стала идеологией либеральной власти 1990-х – начального десятилетия 2000-х гг. О русской истории академик А.Д. Сахаров писал, что она «полна ужасного насилия, чудовищных преступлений», и был убежден, что «существующий в России веками рабский, холопский дух, сочетающийся с презрением к иноземцам и иноверцам» – «величайшая беда». Свободный выезд из своей собственной страны он считал самым главным демократическим правом ее граждан. Нужно выбросить историю «тысячелетней державы Российской» и «жить заново, набело», торжествовала В.И. Новодворская. Б.Н. Ельцину внушили мысль о России как цивилизационном тупике. Выходом из «тупика» Ельцин и победившая элита считали приобщение к западноевропейской модели мироустройства, на чем собственно и продолжает настаивать. Для того, чтобы Россию приняли в «избранный клуб», необходим был разгром страны и лишение русского этноса исторической памяти, что вело к утрате национального самосознания, в конечном счете, самой возможности возрождения Российского государства и народа, как цивилизационной альтернативы американскому глобализму. Что получилось на Украине, пока не сумели завершить в России.      

 Патриотическая идея как мировоззрение защиты национальных интересов Российского государства и русского народа после развала СССР в 1991 г., которую отстаивал и отстаивает А.А. Проханов, не позволила сделать разгром державы полным и окончательным, сохранила свою оппозиционность и отстояла главный принцип истории и прогресса – их  альтернативность и величайшую возможность выбора. «История не умерла!»  – вот в чём феномен Проханова. Благодаря таким как Александр Андреевич   патриотическая идея приобрела программный характер спасения Отечества и русского и российских народов от полного исчезновения. Александр Андреевич Проханов как никто другой соответствует высокому предназначению быть патриотом. Это врожденное, воспитанное и выстраданное свойство его характера, по справедливому суждению А.И. Солженицына, можно определить как «цельное и настойчивое чувство любви к своей нации со служением ей не угодливым, не поддержкою несправедливых ее притязаний, а откровенным в оценке пороков, грехов и в раскаянии за них» [i]. А.А. Проханов во всех своих трудах и всей своей деятельностью доказывал, что  на «такой патриотизм имеет право любая нация, и русские – никак не меньше других».

Парадоксально, западничество, одержав сокрушительную победу, само оказалось в сложном положении. Не будучи быть принятыми в «олигархическо-глобалистский клуб», либералы-западники вынуждены демонстрировать свою приверженность «идеалам» бездуховности, неравенства, лицемерия, подавления и разрушения, как им казалось, в «ненужной» «империи зла». Стремлением показать свою решимость к полному уничтожению этого альтернативного финансовому олигархату качеству, каковым, благодаря Проханову и русскому национальному движению, остается Россия, можно объяснить сегодняшнюю сиюминутную политику правящей элиты: культивирование мазохистского чувства унижения российского спорта, как одного из непременных атрибутов национального самосознания, а также тотальное подавление интеллектуальной элиты страны, что продемонстрировали два письма академиков Президенту и предложение ректора ВШЭ о разделении вузов на «доноры» и «реципиенты» и замена вузовского преподавания на дистанционное обучение. Элита приучает простых россиян к «колониальной» психологии: победы в спорте как демонстрация могущества и величия державы якобы ушли в прошлое, наука «колониальному придатку» и вовсе не нужна. А еще эти два примера красноречиво свидетельствуют о стратегической задаче правящей элиты: при любой возможности сеять социальный раздор и разлом в головах и душах людей и демонстративно «углублять, расширять и внедрять» принцип неравенства во всех проявлениях человеческой жизни. И ведь получается: после корейской Олимпиады многие в мире уверены, что все русские спортсмены – «допингеры», а «чистые» спортсмены – не из России, ведь в честь их побед поднимают флаг МОК и не звучит российский гимн. Да и к предложению ректора ВШЭ о разделении вузов на «ущербные», которых можно лишить права самостоятельно вести учебные дисциплины, и «преуспевающие», которые могут транслировать либеральную идеологию «дистанционным» способом, нужно отнестись серьезно, поскольку все предыдущие «задумки» ВШЭ уже реализованы: переход к ЕГЭ, реформа РАН, к примеру…          

  Новаторство А.А. Проханова состоит в том, что задолго до А.И. Солженицына, после возвращения из Америки обратившего внимание на «сегодняшнюю аморфность русского национального сознания», на «серое равнодушие к своей национальной принадлежности и еще большее равнодушие к соотечественникам, попавшим в беду»[ii], всем, всем своим творчеством взывал к «внутреннему» врагу, а не к внешнему, в пошатнувшихся нравственных устоях народа видел первопричину экономических и общественных катаклизмов. Возглавляемый Прохановым Изборский клуб для доказательства несостоятельности реализуемой в России   экономической модели сделал за последние годы больше, чем кто-либо. И вот уже сами реформаторы признают, что катастрофа Сергея Галицкого – логичный финал того капитализма, который на Западе был преодолен в 1960-е гг., а у нас реализуется повсеместно. Судорожно пытаются решить эту проблему наивными инициативами-фейками, наподобие организации школы молодых управленцев в регионах или модернизации системы их внешнего управления. Проханов и клуб предсказывали еще лет 10 назад наступление катастрофического периода, когда непрофессиональная управленческая элита окажется неспособной не только перейти к управлению частными, как «Магнит», предприятиями, но и окажется в состоянии полного бессилия в рамках оперативного управления, что приводит к «заковыванию» целых городов в «ледяные панцири». Полагаю, что практика «внешнего» управления регионами страны, как зеркальное отражение несостоявшегося «колониального» механизма власти над Россией, себя изжил. А уверенность Александра Андреевича в существовании в России целого слоя талантливых патриотов-управленцев и их скором фатальном призыве во власть перед угрозой полной потери управляемости страны вселяет во многих исторический оптимизм.   

Чаще всего А.А. Проханова причисляют к числу тех,  кто не мыслит для России и русских никакого иного будущего кроме как имперского[iii]. Это действительно так, Александр Андреевич убежден, что имперское мироощущение для русского сознания важно в той же степени, как и стремление воплотить Царство Божье на Земле. Не случайно,  культовый американский ученый и политик Зб. Бжезинский в 1993 г. признался, что «его страна тоже, по сути дела, является империей, но исключительно нового типа и “чертовски удачливой”»[iv]

 «Имперская» концепция А.А. Проханова находится в полном соответствии не только с выводами большинства ученых, но и с творимой на наших глазах историей: единство и равновесие будущей мировой цивилизации будут удерживать 4–5 геополитических, этноконфессиональных центра-империи, среди которых, безусловно, окажется и Россия[v]. Сама же Россия, по мнению А.А. Проханова, останется «империей» – «многоэтничным государством», основой которого станет отлаженная веками мирного и доверительного этноконфессионального сотрудничества  система отношений русского и других российских народов. В силу этого события в Крыму и Донбассе, остающиеся находиться в центре внимания, пожалуй, только в Изборском клубе, могут приобрести для русского народа очищающий и одухотворяющий характер, на чем Александр Андреевич и настаивает. 

 Клуб интеллектуалов, объединенных верой в возможность возрождения великой российской цивилизации и неизбежное духовное лидерство русского мира, является вершиной подвижнической деятельности Александра Андреевича Проханова. В условиях тотального подавления духовных институтов в современной России, разгрома образовательных систем, превращения Академии наук в клуб по интересам, издевательства над университетами Изборский клуб стал центром научной гуманитарной экспертизы современного состояния и перспектив развития Российского государства и русского народа. Клуб стремительно превращается в патриотическое движение русской и российской интеллектуальной элиты, объединенной болью за Отчизну и одержимой идеей ее выздоровления.

А.П. Мякшев, доктор исторических наук,
заместитель председателя Саратовского
отделения Изборского клуба


[i] Солженицын А. И. Раскаяние и самоограничение [1973] // Из-под глыб: Сборник статей. М., 1992. С. 101.

[ii] Солженицын А. И. «Русский вопрос» к концу ХХ века. М., 1995. С. 103.

[iii]См.: Проханов А. А. Симфония «Пятой империи»: Имперская кристаллография. М., 2006, 2007; Его же. Хождение в огонь. Путешествие по собственной жизни. М., 2011; Его же. Русский. М., 2011 и др.

[iv]Цит. по: Козлов С. Збигнев Бжезинский в Алма-Ате: Предсказатель конца коммунизма остался доволен визитом // Независимая газета. 1993. 11 декабря. С. 3; см. также: Бжезинский З. Россия – это клиент // Диалог. 1994. № 11. С. 4-5.

[v]Поздняков Э. А. Нация, национализм, политика // Национализм: Теория и практика. М., 1994. С. 77; Россия сегодня: Реальный шанс. М., 1994. С. 101.

 

 

 

  

        

Рейтинг@Mail.ru