Сегодня: 23 сентября 2018, Воскресенье

Актуальные вопросы этноконфессиональной стабильности российского региона

Опубликовано в НОВОСТИ

Многонациональность и многоконфессиональность, которая позиционируется как богатство России и региона требует внимательной, тщательной и постоянной корректировки практики. Современная политическая программа пытается максимально снизить риски возникновения конфликтов в указанной сфере. Но недостаток компетентности, устаревшие базы, воспроизводство по инерции мутикультуралистских идей вместо внятной цивилизационной стратегии не позволяют свести воедино усилия различных векторов власти.

Как правило, вопрос видится в бюджете: «Понятно, что без финансирования никакой внятной и последовательной национальной политики не получится, и потому нужно подумать об изменениях в Бюджетном кодексе РФ... кроме того, необходимо уточнить и расширить полномочия местных властей в сфере национальной политики, для чего нужно внести изменения и в ряд законов»1.
Тем не менее, стоит отметить, что есть более важный ресурс решения проблемы – это усилия научного, педагогического сообщества, институтов гражданского общества в сфере межнациональных, межрелигиозных отношений в регионе, потенциал межведомственного взаимодействия. Без внятного теоретического основания решение проблемы невозможно.
Россия – светское государство, но светскость – это довольно неравновесная система со специфическими рисками. Система реализации властных полномочий выстраивается как реакция на крайне негативные события, а с другой вся правовая система России строилась на совершенно иных основаниях, нежели западная прецедентная система права.
Исследование вопросов этноконфессиональной напряженности и экстремизма требует конкретизации терминов. Например, широкое использование терминологии и понятийного аппарата в разговоре об экстремизме стало причиной неопределенности слов и употребление их в манипулятивных и репрессивных целях. Общего определения нет и у термина «экстремизм» во всём мире. В своей работе «Addressing Extremism» П.Т. Коулман и А. Бартоли указали на неоднозначное определение данного термина и приводят несколько наиболее используемых:
1. Действия, убеждения, чувства, стратегии личности, которые далеки от общепринятых.
2. Демонстрация жёстких форм разрешения конфликтов.
3. Действия, часто связанные с насилием, направленные на предпочитаемые мишени (от инфраструктуры и военного персонала до мирных граждан и даже детей) с возможным применением пыток.
4. Жесткая и нетерпимая позиция, которая сложно поддается изменениям2.
В направленном в ООН докладе Российской Федерации о выполнении положений международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации особое внимание уделяется молодежной политике, именно молодые люди являются наиболее уязвимыми для инфицирования экстремистскими идеями. Скорость коммуникации в режиме «он-лайн» сужает возможность критического восприятия информации. Большинство виртуальных практик легко адаптируются офф-лайн. Участвующие в протестных акциях подростки демонстрируют скорее поведение компьютерных геймеров, характерные для видеороликов шаблоны и движения. Фанатическая преданность «общим» или, по крайней мере, объединяющим идеям – важная особенность молодежных сообществ. В виртуальном пространстве нами все так же управляют чувства, эмоции, переживания, инстинкты. Каждый момент жизни переживается с учетом многочисленных социальных и личностных паттернов. Многие из них включают смыслы жизни и смерти, любви, радости, горя, утраты. Они могут принести не только удовольствие, жизнерадостность, веселье, но и сделать жизнь невыносимой. Это может стать причиной своеобразного «обращения». «Новообращенные» или неофиты подвержены опасности фундаменталистского строя причинно-следственных отношений, а значит склонны к «быстрому» решению проблем, приемлемости насилия для разрешения социальных противоречий. «Фундаментализм» стал довольно замыленным, а потому уже малопонятным термином. Тем не менее, его особенности приходится конкретизировать с учетом изменившихся условий:
- определяет не содержание, объект верований, а способ;
- является рискогенным и вариативным социальным феноменом;
- стремиться изменить мир через обнародование собственной системы ценностей;
- оказывается важнейшим выражением интеллектуальных рисков современности - рациональность с иррациональными посылками3.
Вопреки расхожим представлениям национальное и религиозное часто соотносятся как форма и содержание. Но как только из национальности пытаются вытянуть содержательную часть, рождается псевдонационализм. Как только из религиозного служения пытаются сохранить лишь абсолютную форму – рождается обрядоверие, фундаментализм, расколы и т.д. Что касается дискурсивных практик, то количество документов, выступлений и текстов об экстремизме может, как ни странно, говорить о слабом понимании, которое оказывается обратно пропорциональным разработанности вопроса. Из определения Федерального закона от 25 июля 2002г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» следует, что в основном экстремистская деятельность направлена на разрушение государственного строя и подрыв авторитета главы государства. Конфликты, выливающиеся в межнациональное или религиозное неприятие, не подпадают под определение, если происходят на бытовом уровне.
В соответствии с поручением Президента России разработана и внесена в Правительство РФ программа подготовки кадров для различных органов власти, в т.ч. правоохранительных, по вопросам межнациональных и межконфессиональных отношений. Именно местные органы власти, по мнению М. Бабича4, могут своевременно предупреждать возможные межнациональные и межконфессиональные конфликты. С одной стороны принято решение, возлагающее ответственность на органы власти, с другой – необходимо понимать, что зачастую сотрудники не столько не хотят заниматься этими вопросами, сколько не встроены в систему профилактики. При этом именно органы МСУ, как и земства в дореволюционной России, были наиболее близки к нуждам людей.
Молодежь получает информацию о межнациональных отношениях и конфликтах посредством случайных сообщений друзей и знакомых, СМИ, а не целенаправленной информационной работы органов муниципальной власти. Ответственность законодательно теперь возложена на руководителей администраций муниципальных районов. В связи с этим следует уделять первостепенное внимание таким формам работы, как развитие общественного мониторинга, включение в эту работу молодежи. Необходимо не просто делать, необходимо, чтобы об этом знали. Информационная работа – это важнейшая часть профилактики, иначе появляется питательная среда для «ощущения» межнациональной напряженности.
Основой профилактической работы остаются усилия педагогов гуманитарных специальностей. Имеется в виду не выявление и предупреждение преступлений экстремистского характера со стороны школьников, а полноценный педагогических процесс. В большинстве своем школьники отрицательно относятся к таким явлениям как экстремизм. В основе такого отношения лежит отторжение жестокости, понимание недопустимости вторжения в личную жизнь человека, но отношение не является устойчивым. Стоит отметить, что толерантность молодежи по отношению к религиозным группам гораздо выше, нежели национальным. К сожалению, эта закономерность не используется.
Наиболее распространенными формами реализации мероприятий по профилактике экстремизма в образовательных учреждениях можно считать:
- разработка памятки для родителей учащихся с разъяснением юристов, психологов, социальных педагогов, сотрудников правоохранительных органов;
- создание в образовательных учреждениях советов старшеклассников по примеру атаманского круга школы № 43 г. Саратова);
- создание в образовательных учреждениях общественных формирований правоохранительной направленности из числа учащихся школ по примеру казачьего движения (шк.№43 Заводского р-на г. Саратова, а также с. Новые Бурасы и т.д.) и других;
- использование студенческих средств массовой информации для формирования российской идентичности, профилактики экстремизма, как это делают школьники в проекте «Телекласс».
- адаптация молодежи - представителей различных национальностей в местную социокультурную среду.
Особо стоит отметить обеспокоенность местных жителей отдельными преступлениями в вечернее время в местных кафе между молодыми людьми разных национальностей. Гнев «народа» вызывают не столько правонарушения или преступления. По сути, обывателю и соседу «все равно», если случай не коснулся его лично, но преступник наказан. Безнаказанность, «бездействие», стремление «спустить на тормозах» ситуацию буквально уничтожают систему властных отношений.
Согласно статье, опубликованной на официальном сайте Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, к экстремистским сообществам зачастую примыкают националистические группировки, реже языческие антиправославные группировки, а также «экстремистские ваххабитские группировки»5. Таким образом, особое внимание необходимо уделять информационному пространству, присутствию экстремистских лозунгов и «выращиванию» протестных групп с использованием религиозной и национальной риторики.
Широкое использование и применение термина «экстремизм» стало причиной его неопределенности и употребления в манипулятивных и репрессивных целях. Сам интерес к явлению внутренне связан с проблемой свободомыслия и свободы совести. Принципиально важно вовремя отличить экстремистское высказывание от укорененной экстремистской идеи, которая необходимо влечет насилие. Необходимо учитывать не только бытовые основания конфликта, но и информационное сопровождение. Как правило, экстремистское высказывание не имеет никакого корня в мировоззрении участника конфликта, помимо общей причины – отсутствия правовой и общей культуры. Высказываясь, молодой человек лишь «отсвечивает» информационную среду.
Итак, казалось бы, самым слабым звеном оказывается муниципальная власть. Но в условиях российской действительности грамотные решения для муниципальных образований целесообразно принимать на общероссийском уровне. Кроме того, стоит поставить и обсудить следующие вопросы:
- необходимости единой непротиворечивой идейной платформы национальной политики и образования в сфере укрепления единства российской нации, этнокультурного «самочувствия» (без обязательности единой идеологии, конечно).
- постановки «на контроль» всех преступлений в случае, если этническая принадлежность преступника и потерпевшего отличается явно. Разность целесообразно учитывать как отягчающее обстоятельство. Мотив ненависти может вспыхнуть в бытовом конфликте на автозаправке, экономическом соперничестве на пути к рынку, сексуальном домогательстве «в гаражах». Тяжкие последствия он будет иметь на долгие годы. Один случай ненаказанного изнасилования или избиения способен дать на выходе группы молодых людей, заряженных на всю жизнь. Желателен доступ к материалам следствия сотрудников профильных органов власти, отвечающих за межнациональные отношения. По сути, профильный комитет или министерство отвечают за координацию усилий в национальной политики, но не имеют зачастую реальных полномочий, а информацию получают из СМИ. При этом органы власти ориентируют СМИ на то, чтобы не указывать национальность и фамилию в подобных случаях.
- создание распределенного центра ФАДН России, состоящего из сотрудников, постоянно проживающих в регионе (один сотрудник от региона) для реальной работы вплоть до сельских поселений (у власти в регионе может просто не быть ГСМ для выездов в районы и сельские поселения). Системная работа над крайне динамичными изменениями невозможна «из центра» при такой географической протяженности. Подобный центр необходимо координировать через систематические «скайп»-конференции и сборы сотрудников для переориентации системы на адресные усилия и работу над прецедентами. Иначе не будет продуманных решений, как в случае с системой «штрафстойл», которые организовываются в районном центре без учета географии правонарушений.
- проработки на уровне региона карты и переноса «штрафстоянок» для бесхозного скота с учетом удаленности от населенных пунктов, где выявлено наибольшее количество фактов.
- подготовки переписи 2020 года, начиная с разбора ошибок переписи 2010 года, давшей данные вдвое меньшие по числу, например, армянского населения и др., проработка возможностей киберпространства для корректировки результатов и т.д.
- парадоксальности привязки программ федерального финансирования национальной политики к уровню регионального софинансирования.
- создания единого подхода на федеральном уровне относительно типовых проблем - нарушения правил выпаса скота (невакцинирование, безконтрольное увеличение численности без наличия пастбищ, выпас первой зелени, потравы полей, огородов, оставление на улицах и кладбищах), вопросы допризывной подготовки и т.д.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта «Религиозные общности в сетевых структурах социального порядка: протестная динамика и институциональная устойчивость российского региона» (грант № 17-33-01143).


1. Калинин, Н. В центре внимания – национальная политика // Российская Федерация сегодня. 2013. №10. С.50.

2. Coleman, P.T., Bartoli, A. Addressing Extremism. The International Center for Cooperation and Conflict Resolution (ICCCR), Teachers College, Columbia University// The Institute for Conflict Analysis and Resolution (ICAR), p: 2-3

3. См.: Дорошин И.А. Религиозное поведение в философском дискурсе общества риска: кризис веры и судьбы фундаментализма», Саратов, 2013. С. 119-149.

4. Михаил Бабич отметил особую роль МСУ в урегулировании нацконфликтов // http://www.vzsar.ru/news/2014/04/22. Обращение к ресурсу: 03.10.2014.

5. См. «Обзор судебной практики по применению ст. 282.1 (Организация экстремистского сообщества) и ст. 282.2 (Организация деятельности экстремистской организации) Уголовного кодекса Российской Федерации»// Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции [Электронный ресурс] : сайт. URL: http://sartraccc.ru/i.php?oper=read_file&filename=Pub/hlebaga(03-06-10).htm(дата обращения: 21.04.2014)

Рейтинг@Mail.ru