Сегодня: 17 ноября 2018, Суббота

Духовность - национальная идея и государственная идеология (по материалам современного социально-экономического и демографического развития Саратовской области)

Автор: Анатолий Мякшев. Опубликовано в АНАЛИТИКА

Дискуссия по проблемам духовности, организованная экспертами Изборского клуба, позиционирующего себя движением консерваторов-сторонников В.В. Путина, – редкое явление в общественной жизни нашей губернии. Переговорные площадки в форме Гражданского форума, деятельность многочисленных Общественных палат, вряд ли способствует созданию предпосылок для рождения гражданского общества.

Исторически высококвалифицированная научная экспертиза общественных процессов, представленная гуманитарным сообществом «вузовской столицы» Поволжья, увядает параллельно интенсивному процессу оптимизации саратовских вузов и катастрофическому сужению интеллектуального поля региона. Процесс сколь закономерный для сегодняшней российской провинции, столь и удручающе повсеместно представленный.

Сегодняшнее духовное состояние общества может быть определено одной категорией – бездуховность. Пользуясь терминологией нашего Президента, назвавшего распад СССР «величайшей трагедией XX века», духовное обнищание российского народа можно назвать «величайшей катастрофой XXI века». Преодолеть эту катастрофу за столетие вряд ли возможно, да и реанимировать утраченное в полной мере теоретически невозможно. И все же некоторые ростки надежды на духовное возрождение нашего народа в сегодняшней социальной и политико-экономической практике проявились довольно-таки явственно и ощутимо.

Прежде всего, дана оценка, на наш взгляд, объективная и рациональная, двадцатилетнему этапу «погружения в бездну». И пусть эта оценка пока применима к «украинскому кризису», позволю себе смелость утверждать, что на наших глазах Украина с тем же безрассудством и историческим невежеством пытается пройти тот путь, который Россия прошла в 1991-2014 гг. Немудрено: заказчики те же (США и МВФ), стратегия та же (превращение индустриальной державы в колонию, поставщика ресурсов для золотого миллиарда), пехота та же (офшорные нувориши и прозападная политэлита). Отличия два: «российский» путь, который «ельцинская» элита называла «возвращением из цивилизационного тупика в лоно западноевропейской образцовой цивилизации», прерван незадолго до финиша сегодняшним лидером России, а украинский вариант неминуемо ведет к легко прогнозируемой развязке. Второе отличие: уверенность в том, что Украина пройдет свой путь до конца, внушает «осуществившаяся последовательность»: разрушение ценностей и морали, веками сохранявшую национальную идентичность, предшествовала и подготавливала майдан. Осознание частью политэлиты во главе с Путиным близости крушения «русской духовности» и необходимости признания ее единственным спасительным «антибиотиком» задыхающегося от безысходности общества предотвратила либо отсрочила «российский» майдан.

Уверенность в скором наступлении идеологического «переворота» внушает мысль «от противного»: часть политэлиты, находящейся у власти, сумела рассмотреть край пропасти. Во-вторых, интеллектуально обессилевший Запад невольно сыграл в поддавки: демонстративно выстраивая барьеры перед «западноевропейской интеграцией», вводя «спасительные» для любой самостоятельной экономики санкции, ЕС и США не оставили выбора В.В. Путину. Банальный передел рынков заставил российское руководство искать новую «национальную идею», которая неизбежно приведет к отказу от заклинаний по поводу «опасности одной единственной идеологии» и признанию неизбежности выстраивания новой государственной идеологии. Следует отметить, что «отсутствие» у государства в течение 20 прошедших лет государственной идеологии – видимость и обман. В основе идеологии потребительского общества, искусно внедренной поколению 20-30 летних методом ЕГЭ, как раз располагается миф о «безыдейности» как якобы обязательном атрибуте любого демократического общества.

Краеугольный камень в здание новой государственной идеологии был положен Президентом, заявившим, что единственной национальной идеей может быть патриотизм. 25 мая 2015 г. на I Cъезде Общества русской словесности В.В. Путин, по сути, назвал и остальные пункты новой государственной идеологии: сохранение идентичности русского и других народов федерации; спасение русской идентичности посредством опоры на русскую историю, русскую литературу и русский язык, который должен выполнить и историческую роль языка межнационального общения при формировании политической российской нации. Ранее Президент недвусмысленно заявлял об отказе от интеграции с западноевропейскими ценностями и желании сохранить и реформировать национальную экономику. На этом фундаменте легко выстроить все здание спасительной государственной идеологии.

Следует признать, что политэлита, федеральная и региональная, пытается не замечать наметившийся «идеологический перелом», а проще говоря, смену риторики по вопросам морали и нравственности. Тем более, местные элиты попросту игнорируют сигналы Центра, что легкообъяснимо: четверть века внушали, что вопросы собственности – священны, а прибыль и личная выгода – «движитель» прогресса, а тут вдруг отключение трамваев и троллейбусов от электроэнергии нужно квалифицировать словами «безнравственно» и «аморально».

Собственно, что можно предложить в качестве первоочередных мер, которые могли бы существенно трансформировать шкалу морально-нравственных ценностей в расколотом и дезориентированном российском социуме?

1. Основные положения речи В.В. Путина на учредительном съезде Общества русской словесности 25 мая 2016 г. признать программными при разработке новой государственной идеологии. Сохранение духовности рассматривать как основу национальной безопасности страны, как главный фактор укрепления русской идентичности и идентичности всех российских народов, как первооснову всей образовательной и культурной политики государства.

2. Внести поправки в закон об образовании, строго ограничивающие функции ЕГЭ и возвращающие обучающую составляющую в школы и творческие экзамены при поступлении в ВУЗы.

3. Поддержать инициативу администрации Президента по воссозданию общества «Знание», превратив его в своеобразный ответ «фондам Соросов и Макартуров». Деятельность общества может стать главным рычагом разработки и внедрения в общественное сознание новой государственной идеологии, главным фактором противодействия фальсификации отечественной и всеобщей истории, основным средством спасения русского языка и популяризации ценностей русской литературы, как основ ментальности русского этноса.

4. Признать главной целью социального государства и российской экономики противодействие депопуляции русского и других российских этносов. Народосбережение должно стать регулятором и индикатором любого управленческого решения в экономической, социальной, внешнеполитической и иных сферах жизнедеятельности общества.

Рейтинг@Mail.ru